top of page
Еврейски герои
Расстрелян тройкой

Эстер Разиэль-Наор

1911 – 2002

Эстер Разиэль-Наор

В конце июня 1939 года ежедневная британская газета «Таймс» информировала своих читателей: в Палестине, где догорало арабское восстание, появилась подпольная радиостанция «Голос сражающегося Сиона», вещающая на иврите. Жестко критикуя британскую политику «Белой книги», налагавшую ограничения на еврейскую иммиграцию, ведущая радиостанции основную часть эфира перечисляла дерзкие операции, проведенные против арабских группировок. Таинственная ведущая прямо называла их исполнителя и одновременно создателя радиостанции — «Иргун Цваи Леуми» («Национальная военная организация»).

Растерянные британцы пытались понять, как реагировать на появление в Палестине еще одной серьезной силы. А Иргун тем временем пытался сохранять режим полнейшей секретности. В особенности рисковала ведущая, чей голос стал визитной карточкой подпольной радиоволны — Эстер Разиэль-Наор.

Эстер Разиэль была родом из местечка Сморгонь на западе Беларуси. Она увидела свет 29 ноября 1911 года в семье Мордехая Авраама Разиэля (Розенсона) и Блюмы Гордин, выходцев из известных раввинских династий. Отец Эстер был учителем древнееврейского языка, и дома у Разиэлей наотрез отказывались говорить на идише. Уже в четыре года, наблюдая за занятиями отца со старшим братом Давидом, Эстер научилась читать на иврите, а к подростковому возрасту знала язык безукоризненно.

Талантов Розенсонам и Гординым было не занимать. Дед Эстер по матери, раввин Иегуда Лейб Гордин, был известен как выдающийся знаток иврита и сторонник сионизма. Он переписывался со Львом Толстым, а его статья в защиту Талмуда от антисемитских нападок была процитирована в процессе по делу Бейлиса.

Дядьки Эстер, Абба и Вольф Гордины, стали всемирно известными теоретиками анархизма, а их брат, Морис Гордин, был сначала коммунистом, а затем — после принятия христианства — его непримиримым критиком, автором нескольких книг и множества памфлетов на эту тему.

В семье Разиэль придерживались национально-религиозных взглядов, но родители Эстер относили себя к ревизионистскому течению Зэева Жаботинского, считая партию религиозных сионистов слишком умеренной.

В 1914 году маленькая Эстер, вместе с родителями и старшим братом Давидом, репатриировалась в Эрец-Исраэль. Мордехай Авраам Разиэль устроился учителем Танаха, Талмуда и иврита в школе «Тахкемони» в Тель-Авиве. Однако во время Первой мировой войны Разиэли, как и все российские подданные в Палестине, были депортированы османскими властями в Египет. Оттуда им пришлось снова вернуться в Россию.

Сначала Мордехай Разиэль привез семью в Жашков под Белой Церковью, где также занимался преподавательской деятельностью, но позже Разиэли отправились в глубь России — в Саратов. После прогремевшей как гром среди ясного неба новости о «Декларации Бальфура» родители Эстер присоединились к группе «халуцей», называвшейся «Мишмар Волга», и переехали на Кавказ. Грузия тогда была независимой страной, и сионисты готовили специальный рейс из Батуми в Яффо. Пока переселенцы хлопотали о транспорте, все их планы были нарушены большевистскими войсками, занявшими Грузию. Эстер с братом и родителями переехали в Москву, где старшим пришлось заниматься тяжелым физическим трудом, чтобы семья могла выжить. После заключения мира между Россией и Литвой Разиэлям было позволено выехать в Каунас, откуда в 1923 году они наконец-то окончательно вернулись на землю предков.

В Палестине Эстер пошла в школу, а после ее окончания записалась на педагогический курс семинара Левински в Тель-Авиве. Успешно сдав экзамены на учителя, девушка переехала в Иерусалим, где стала преподавать в школе, расположенной в районе Тальпиот.

С детства впитывая в себя национальные идеи, имея большой опыт жизни в Советской России, Эстер Разиэль отрицательно относилась к левому сионизму. В разгар битвы за еврейское государство молодая девушка решила отдать все силы на святое дело, но идти более решительным путем, тем, который пропагандировал Зеэв Жаботинский. В 1932 году Эстер вступила в молодежное крыло ревизионистов Жаботинского — движение «Бейтар», а после переезда в Иерусалим присоединилась к «Иргун Цваи Леуми», сокращенно — «Эцель». В немалой степени решение девушки было связано с тем, что ее брат Давид Разиэль уже активно работал в «Иргуне», быстро став там одним из самых перспективных бойцов.

Эстер попала в группу девушек, обучавшихся военному делу. Ночами участницы «Иргуна» встречались в одном из классов в иерусалимской школе «Лемель». Внутрь проходили по паролю. В комнате с занавешенными окнами горела только одна свеча, и при ее свете подпольщицы изучали оружие. На строевую подготовку обычно ходили на поле «Маккаби» в Иерусалиме.

Чтобы сэкономить, Эстер в те годы жила с братом Давидом в одной комнате, которая служила еще местом встречи для оперативников «Иргуна» и складом оружия. Молодая учительница тренировками не ограничивалась, она пропагандировала свои идеи в школе, где преподавала. Администрация сначала закрывала на это глаза, но стоило Эстер однажды появиться со значком «Бейтара» на пиджаке, как директор немедленно указал ей на дверь.

После увольнения Эстер вернулась в Тель-Авив, где в 1934 году поступила на курс «лейтенантов», которым командовал Аарон Хайхман. Курс длился около года, в течение которого стажеры усиленно тренировались в лагере возле Хадеры, а также на стрелковом полигоне на ферме Калмания возле города Кфар-Саба.

В 1936 году в Израиле вспыхнули арабские беспорядки, продолжавшиеся более трех лет. Еврейский ишув отреагировал политикой сдержанности — на иврите «Хавлага» — стратегией, чьи основные принципы предполагали воздержание от мести арабам, нападавшим на еврейское население.

Брат Эстер, Давид Разиэль, ставший в 1937 году командующим «Иргуна», cчитал, что прежде чем противник нанесет удар, его способность атаковать должна быть нейтрализована. «Если цель войны — сломить дух врага, — писал Разиэль в одной из прокламаций, — это невозможно сделать без разрушения его мощи, поэтому очевидно, что одних оборонительных действий недостаточно... Все эти соображения приводят к одному выводу: тот, кто не хочет быть побежденным, не имеет другого выхода, кроме атаки...». Эстер полностью поддержала стратегию брата и стала готовиться к атакующим операциям.

В числе прочих приготовлений, Эстер поступила на курс первой помощи, проходивший в больнице «Хадасса» в Тель-Авиве. Курс вел сторонник ревизионистов и член «Иргун Цваи Леуми» доктор Йосеф Паамони, будущий создатель больничной кассы «Леумит», врач-бактериолог. После завершения курса Разиэль-Наор устроилась медсестрой в «Хадассе» и стала энергично обучать девушек «Эцеля» тонкостям оказания первой помощи.

Первая акция, в которой приняла участие Эстер, состоялась после теракта, произошедшего 16 августа 1936 года. Арабы тогда бросили из проезжавшего поезда бомбу, которая взорвалась среди многолюдной толпы на улице Герцля в Тель-Авиве. Был убит семилетний Давид Альбала, репатриант из Греции, и еще 24 еврея, включая детей, были ранены.

Командование экстренно вышло на связь с Эстер и приказало, чтобы она пришла в 5 часов утра на явочную квартиру. На месте Эстер обнаружила командира Биньямина Зерони, его заместителя Азриэля Бенценберга, а также Арье Бен-Элиэзера (он был водителем такси и перевозил оружие и взрывчатку).

После короткого совещания машина с бойцами «Эцель» подъехала к железнодорожному мосту Шлуша в тель-авивском районе Неве-Цедек. Под мостом ходили поезда на Яффо, а от жилых домов железнодорожные пути отделяла лишь невысокая ограда. Машину подпольщики оставили в укромном месте, а сами разместились в прилегающем к путям дворике. Вскоре группа услышала, что приближается поезд. Не успел паровоз заехать под мост, как сидевшие в засаде бойцы обрушили на него шквал выстрелов и бросили несколько гранат. После того, как все отстреляли свои магазины, Биньямин Зерони приказал бойцам сложить оружие в сумки. Как наименее всего подозрительная для британской полиции, Эстер Разиэль была назначена ответственной за возврат «инструментов» в тайное хранилище.

Впечатления от первой операции запомнились Эстер на всю жизнь. Она стала единственной девушкой, которую выбрали для участия в акции из роты в 320 человек. Спрятав оружие, Разиэль пришла на утреннюю смену в больницу. Везде только и говорили, что о проведенной еврейскими мстителями операции возмездия. Сердце Эстер было переполнено эмоциями: многие коллеги и пациенты горячо одобряли решительные действия подпольщиков, ожидая от них положительного результата.

Утром того же дня один арабский торговец овощами проходил недалеко от железнодорожного переезда, где произошла атака на поезд. Разъяренная толпа евреев, собравшихся вокруг несчастного, крепко его поколотила. Окровавленного араба доставили в больницу, где дежурила Эстер. Ни один врач или медсестра не захотел заняться пострадавшим. Увидев это, девушка подошла к раненому и оказала ему первую помощь. Через некоторое время главврач собрал весь персонал на совещание, где отметил профессиональный подход Разиэль, пристыдив других медиков, забывших про клятву Гиппократа. На недовольную реакцию своих коллег Эстер отвечала: «Раненый враг — прежде всего человек, и с ним нужно обращаться по-человечески!». Бойцы «Иргуна» не хотели крови, но, кроме сопротивления и жесткого отпора противнику, иных вариантов не видели. С их точки зрения, Израиль не мог возникнуть без насилия, что история позже и доказала.

По мере усиления ответных акций «Национальной военной организации» ее ряды расширялись, а поддержка еврейского населения возрастала. Несмотря на малочисленность, «Иргун» была выстроен по принципу регулярной армии — со своим генштабом, которому подчинялись начальники шести фронтов, а бойцы организации носили звания от рядового до генерала. Однако тактика не изменилась, если не считать того, что после публикации «Белой книги» в 1939 года мишенью атак стали и англичане.

Несомненным успехом в расширении своего влияния на еврейскую молодежь «Иргун» считал организацию подпольной радиостанции. Передатчик сконструировал инженер Моше Шалимек, один из бойцов подполья, в чем ему активно помогал командир — Иегуда Наор, соратник и молодой муж Эстер. Передатчик, с помощь которого радиостанция выходила в эфир, представлял собой довольно примитивное устройство, помещенное в небольшой чемоданчик, из которого торчал провод с микрофоном на конце. Рации, которая работала от обычной электрической сети, бойцы дали имя «Катеринка» — так в Беларуси и Украине называли шарманку.

Первая программа подпольной радиостанции «Коль Цион Ха-лохемет» («Голос сражающегося Сиона») вышла в эфир 9 марта 1939 года из квартиры Беньямина Гуревича под Петах-Тиквой. Эстер Разиэль-Наор поручили выполнять обязанности диктора без какой-либо предварительной подготовки. Охваченная неописуемым волнением, Эстер держала в руках железный микрофон, через который ей приказано было доносить важные сообщения организации до всей Эрец-Исраэль.

Перед самым выпуском девушка бегло пробежалась по конспекту программы, которая начиналась позывными: «Голос сражающегося Сиона! Голос освобожденного Сиона! В эфире радиостанция Национальной военной организации в Эрец-Исраэль!». Завершить сообщение надо было словами песни «Неизвестные солдаты» авторства командира «Иргуна» Авраама Штерна. По сценарию, ведущая должна была выразительно прочесть стихи, но Эстер так разволновалась, что вдруг начала петь. Голос у Разиэль-Наор был сильный и чистый, петь в кругу близких она очень любила. Это исполнение чуть ее не выдало: многие члены «Эцель» узнали ее пение. Командование было недовольно и строго-настрого запретило ей впредь заниматься самодеятельностью.

Перед эфирами по основным населенным пунктам Палестины распространялись объявления, призывавшие население слушать «Голос сражающегося Сиона». На листовках печатались время и дата трансляции, а также частота, на которой можно было слушать радио. После передачи ее содержание печаталось на плакатах, которые расклеивались на стенах домов.

Трансляции проводились два-три раза в неделю. Для того, чтобы полиция не могла установить местонахождение радиостанции, передачи были короткими, около десяти минут, и каждый раз велись из разных мест. В эфиры обычно включали обзоры текущих событий, а также объявления от имени штаба о деятельности «Иргуна». Материалы в первый год существования радиостанции писали брат Эстер, Давид Разиэль, его товарищ Авраам Штерн и публицист Иегошуа Евин.

Уход из рядов «Эцель» в июле 1940 года Авраама Штерна, отказавшегося сотрудничать с британцами во время войны, повлиял на организацию работы подпольной радиостанции. В состав радиогруппы попал Моше Штейн, помогавший Иегуде Наору выходить в эфир и подменявший Эстер в роли диктора. По-прежнему участвуя в выпуске радиопередач, Эстер Разиэль-Наор стала выполнять обязанности командира девичьей роты в тель-авивском отделении «Эцеля», а также инструктора на курсах командиров взводов. В 1941 году она была назначена членом главного штаба, который собрал Яаков Меридор, новый командующий «Иргун Цваи Леуми». Этому предшествовала трагедия. Брат Эстер, Давид Разиэль, участвовал в диверсионной операции по уничтожению нефтяных вышек возле Багдада, и 17 мая 1941 года погиб от сброшенной с немецкого самолета бомбы.

Эстер Разиэль вела эфиры «Голоса сражающегося Сиона» до своего ареста 2 марта 1944 года. Прямо накануне неожиданного визита соратники Эстер попросили ее оставить передатчик дома на одну ночь. И именно в ту ночь дом был оцеплен полицией. Передатчик был найден при обыске. Эстер отправили в тюрьму для женщин в Вифлееме, а ее муж, Иегуда Наор, оказался в лагере для арестованных сионистов в Латруне. Из Палестины Наора вскоре отправили в Кению, где он и оставался до момента образования Государства Израиль.

Дети Эстер и Иегуды, трехлетний Давид и годовалый Арье, остались с родителями Эстер. Когда пожилые мать и отец приходили навещать ее в тюрьме, Эстер просила не приводить детей. Негоже было подрастающему поколению видеть маму за решеткой.

В тюрьме Эстер ожидала рождения третьего ребенка. Через семь месяцев, ввиду беременности, она была освобождена. Это был канун Рош ха-Шана, 18 сентября 1944 года. Дочь по имени Эфрат родилась на свободе.

Разиэль-Наор должна была отмечаться в полиции три раза в день. Ее время от времени вызывали на допросы, а после взрыва в отеле «Кинг Давид», прогремевшего 22 июля 1946 года, снова арестовали и отправили в британский лагерь в Латруне. Там подпольщица пробыла несколько недель. Отпустив Эстер не волю, полиция снова установила за ней строгий надзор. Ни о какой подпольной деятельности речи уже быть не могло.

После решения ООН от 29 ноября 1947 года о разделе Земли Израиля на два государства, еврейское и арабское, подпольщица вернулась на радиостанцию. Время работы «Голоса сражающегося Сиона» было расширено, и ее программа пополнилась серией специальных передач для молодежи. В сотрудничестве с педагогом Шуламит Кацнельсон Эстер организовывала разнообразные программы, которые были представлены в виде радиопостановок, в сопровождении хора или оркестра.

После создания Государства Израиль Эстер Разиэль-Наор стала одним из основателей партии «Херут», и с 1 по 7 созывы избиралась в Кнессет. В израильском парламенте бывшая подпольщица, помимо вопросов образования и проблем молодежи и соцзащиты, курировала все вопросы, касающиеся национальной чести Израиля.

Эстер Наор отличалась непримиримой позицией и красноречием. Критикуя правительство во время суда над агентами израильской разведки, арестованными в Каире в 1954 году, она с трибуны Кнессета заявила, что израильское правительство не приняло необходимых мер по спасению своих героев, приговоренных к смерти.

Бен-Гуриона она называла создателем своего культа личности, уличая его в том, что он хочет приписать себе все, что еврейский народ создал в Эрец-Исраэль на протяжении двух поколений.

Разиэль-Наор была известна своим негативным отношением к Германии как в политической, так и в культурной сфере. Она протестовала против трансляции немецких песен и музыки на израильском радио, визита в Израиль заместителя директора канцелярии премьер-министра ФРГ и приезда в Израиль немецких кинематографистов.

В феврале 1952 года, когда атмосфера в Кнессете накалилась до предела – там шло обсуждение будущего соглашения об уплате Израилю немецких репараций, – между Эстер Разиэль-Наор, жестко критиковавшей соглашение, и депутатом от рабочей партии «Мапай» Адой Фишман-Маймон произошла стычка. Дошло до рукоприкладства, за которое Фишман-Маймон получила выговор.

В 1960 году Эстер снова выступила против премьер-министра Давида Бен-Гуриона, встречавшегося с Конрадом Аденауэром в Нью-Йорке, и потребовала проведения референдума по вопросу о целесообразности установления дипломатических отношений с ФРГ.

На левом фланге израильской политики Эстер не любили. Не раз Разиэль-Наор участвовала в перепалке с активисткой Коммунистической партии Израиля Эстер Виленской, которую поддерживал Моше Снэ. «Дейр-Ясин, — кричал Эстер ее оппонент Снэ, — фашизм в Израиле не пройдет, тут вам не Испания!». Подобные эпизоды повторялись каждую каденцию депутата Разиэль-Наор. В свободное от парламентской работы время она писала статьи в газету «Херут» и была одной из активисток «Женского союза партии Херут». Но, уступив место в Кнессете своей коллеге Геуле Коэн, Эстер постепенно из большой политики ушла.

Маленького роста, хрупкая женщина, она всегда бросалась в бой с заведомо более сильным противником, не считаясь с последствиями. Когда ей было около восьмидесяти лет, в ее жилище попытался проникнуть грабитель. Эстер услышала шум, вошла в заднюю комнату и увидела поднимавшего внешние жалюзи мужчину. Она не растерялась и обратилась к непрошенному гостю своим командирским голосом: «И не стыдно тебе лезть к пожилой женщине?». Назойливый господин, почувствовав, что с бывшим командиром «Эцель» лучше не связываться, рысью ретировался в рощу.

Эстер Разиэль-Наор не стало 11 ноября 2002 года. Она была похоронена в ее любимом Иерусалиме, на кладбище Синедриа. Эта сильная женщина была любимицей города, депутатом Кнессета, законодателем, борцом за создание государства. Учитывая ее заслуги перед Родиной, в 2011 году муниципалитет Иерусалима назвал в ее честь одну из улиц еврейской столицы.

Библиография и источники:

• Воспоминания внучки Эстер Разиэль-Наор
יהודה לפידות. היום שרה הקטנה: סיפורן של לוחמות אצ"ל. יצא לאור ע"י הוצאת מכון ז'בוטינסקי ואגודת מוזיאון האצ"ל, 2003, 270 עמודים. •
• אסף פרסומי המחתרות בארץ ישראל
• אֵם התנועה? תפיסתה המגדרית של ח"כ אסתר רזיאל־נאור - נעמה טייטלבאום־קריא
ערב זיכרון - אסתר ריזאל נאור 20 שנה לפטירתה - מכון ז'בוטינסקי 11.1.2023 •

Ukr
bottom of page