Аба Таратута                                            

1935 г. р. 

“Я не герой”, сразу предупреждает Аба Таратута. Это говорит человек, который 15 лет боролся с СССР за право выехать в Израиль. За эти годы он помог сотням евреев-отказников: передавал их данные за границу для вызова, учил их ивриту, организовывал в своей квартире юридический семинар для отказников, создал подпольную еврейскую библиотеку и даже навещал активистов еврейского движения в тюрьме.

 

А все началось в 1973 году, когда Аба Таратута, его жена Ида и сын Миша подали в ленинградский ОВИР документы на выезд в Израиль. Конечно же, им отказали. Аба Таратута, радиоастроном по образованию, незадолго до этого уволился с “секретной работы”. Он был ведущим инженером в военном исследовательском институте у которого и названия даже не было. В целях секретности подобные учреждения называли просто “почтовый ящик номер такой-то”. “Мой начальник был такой “крутой” антисемит, что если он брал еврея на работу, то начальство ему полностью доверяло. А я ему был нужен”. Аба Таратута работал в отделе, который проверял на надежность военные разработки (один из проектов: обнаружение вражеских подводных лодок с помощью буев). ”Я ездил на испытания, эту надежность можно было и так считать, и эдак. Я предложил так считать, чтобы всегда получалось то, что надо. То есть я ненадежную систему выдавал за надежную. Можно сказать, что я занимался внутренним разбоем”. 

 

Таратуте было интересно заниматься наукой, а не фальсификацией данных. Но в научном плане в СССР перспектив у него абсолютно не было. Публиковать свои исследования в открытой прессе было невозможно. Но самой большой проблемой для него был антисемитизм. Поэтому Таратута решил уволиться и иммигрировать в Израиль. Кстати, там через 15 лет он займется настоящей наукой. Будет работать над совместными проектами с НАСА и разработает прибор для подводной связи между водолазами.

 

Но вернемся в далекий 1973 год. Аба Таратута получает отказ из ОВИРА. И с ним тут же связываются активисты еврейского движения отказников и приглашают на митинг. “Когда я в первый раз шел в ОВИР, мне было страшно. И на демонстрацию я не пошел, потому что боялся. И я начал работать над собой - занимался самовнушением. “Максимум, что со мной могут сделать, так это посадить в тюрьму, - убеждал я себя. - Не расстреляют же.... Страх окончательно прошел примерно к 1975 году. А лет через десять я даже начал “ловить кайф” от всего этого сюрреализма.”

 

Таратута уволился из института и 15 лет скрывал свое высшее образование, чтобы работать лифтером, шофером, кочегаром в бане (в СССР было запрещено брать на простую работу специалистов с высшим образованием). Те, кто подавал документы на выезд - подвергались общественному клеймению и позору. Так, когда жена Таратуты Ида попросила на работе характеристику для ОВИРА, по этому поводу устроили собрание всего коллектива. “Ида мотивировала свое намерение желанием мужа уехать в Израиль к родственникам. Ее настойчиво уговаривали бросить меня, обещали даже найти нового мужа, много лучше, 

чем я. Но она почему-то на этот шаг не решилась.” 

 

К 1977 году у Абы Таратуты настолько прошел страх, что в какой-то момент он даже начал дразнить милиционеров. С тунеядцами в СССР рьяно боролись и Таратута  решил прикинуться безработным. “Затеяв эту игру я предварительно подстраховался”. Аба договорился с еще одним отказником, профессором Абрамом Каганом, что тот оформит его своим секретарем. “Об этом договоре кроме меня, профессора и чиновника из райисполкома, где мы его официально оформили, мало кто знал...Через некоторое время нас начали посещать посланные милицией “дружинники” и интересоваться, почему я нигде не работаю. Предлагали даже помочь с трудоустройством. Я отвечал, что работаю, но место работы сообщу только в суде. Бедняги не сомневались, что я наркоман или пьяница. И все допытывались у Иды, не бью ли я ее…”

 

Вскоре квартира Таратуты стала центром международной жизни. Иностранцы звонили, а после отключения телефона, и просто приходили домой к Абе и Иде минимум раз в неделю. А все началось с известного танцора балета Валерия Панова (настоящая фамилия Шульман). Его с семьей не выпускали в Израиль. В международной прессе стали активно следить за ситуацией. И кгбэшники, чтобы прервать их связь с иностранцами, отключили Пановым телефон. Поэтому друзья танцора стали давать иностранным журналистам телефон Таратуты для связи. Ида Таратута была преподавателем английского и могла рассказать иностранцам последние новости. Так Аба и Ида Таратута обросли международными связями. К ним домой приезжали сионисты со всего мира, чтобы поддержать евреев СССР материально и информационно (привозили литературу на иврите и об Израиле). С ними Таратута передавал за границу фамилии евреев, желающих выехать из СССР.

Конечно же, в КГБ все это видели. И пытались запугать Таратуту вначале с помощью газет. В разоблачительных статьях его обвиняли в продаже иностранцам секретной информации. “... некий А.Я. Таратута, бывший инженер, сменивший занятия астрономией на место кочегара в банно-прачечном комбинате, чтобы удобнее рядиться в потрепанную тогу”гонимого и обездоленного”...Таратута помимо сомнительной славы “борца за попранные права” имеет и более чем солидный доход от мышиной возни по сионистским сценариям” (статья “Коробейницы от сионизма”, газета “Ленинградская правда, 1984 г.).

 

На Таратуту такая “слава” мало подействовала, его даже не уволили с работы в бане. Поэтому в 1978 году Таратуту вызвали в КГБ, где ему вручили письменное предупреждение о запрете контактов с иностранцами. “Судя по тексту этот указ писался в расчете для фарцовщиков и валютных проституток. Но при желании его вполне можно был применить и к нашему брату - отказнику”.

 

Но Абу Таратуту уже было не остановить. Он обучал ивриту у себя дома, печатал и распространял самиздат, купил частную коллекцию дореволюционной еврейской литературы и открыл подпольную библиотеку в Ленинграде, организовывал еврейские праздники, навещал в тюрьмах и материально поддерживал семьи евреев-отказников, отбывавших заключение. 

 

Спустя 15 лет после первого заявления в ОВИР, Аба Таратута с семьей наконец иммигрировал в Израиль. Здесь он довольно быстро нашел себя: работал в университете, занимаясь космическими исследованиями. А после выхода на пенсию, в 2002 году Аба Таратута зарегистрировал ассоциацию “Запомним и сохраним” и вместе с единомышленниками стал собирать материалы о евреях-отказниках и их борьбе за право выезда из СССР. Аба и Ида сделали колоссальную работу. Они объездили Израиль и Америку,  записали более 600 интервью и собрали около 60 коробок с частными фотографиями и документами. По собранным материалам ассоциация организовала выставку, которая имела необыкновенный успех и длилась 7 месяцев. После все экспонаты были переданы Центральному музею еврейского народа. 

Для своих внуков Аба и Ида Таратута написали книгу “Негрустные воспоминания о нашей семье, жизни в Ленинграде и борьбе за выезд в Израиль”, где подробно и с юмором рассказали о своих “приключениях” во время их освободительной борьбы. 

  • Facebook

 

©jewishheroes.live   Все права защищены.

Использование  материалов разрешается

при условии ссылки на jewishheroes.live