В 1942 году подполье Минского гетто пришлось возглавить женщинам – большинство мужчин-участников сопротивления к тому времени погибло или ушло в партизаны. Женщинам удалось продержаться еще год благодаря чисто женской смекалке: фашистам не приходило в голову искать раненых коммунистов в тифозных бараках, а оружие – в кастрюлях с двойным дном. Активной участницей женского сопротивления была Роза Липская – ей, одной из немногих, удалось дождаться победы. 

 

В Минске царила паника. В 9:40 утра 24 июня 1941 года фашисты начали бомбить город. Массированная бомбардировка продолжалась до позднего вечера. Из города устремились толпы беженцев, но большинству из них пришлось вернуться. Немцы уже стояли под Минском: пытавшихся эвакуироваться разворачивали назад. 

 

Город замер в тревожном ожидании. Старые евреи пытались успокоить домочадцев рассказами о Первой мировой войне: в те времена приход «культурных» немцев означал прекращение еврейских погромов. Однако сейчас в «добрых» немцев никто не верил – люди в стальных шлемах явно не были настроены шутить. 

 

В 5 часов вечера 28 июня в столицу Белорусской ССР вошли немецкие танки и мотопехота. «Юден капут!» – гоготали мотоциклисты, проносясь по улицам еврейских кварталов, для пущего эффекта проводя пальцами по горлу. Соседи из «русских» и «поляков», несмотря на царивший в городе хаос, злобно шипели: «Ваше время прошло, коммунисты не вернутся». Многие в это верили – очевидцы рассказывали о сотнях красноармейцев, которых гнали на северо-запад от Минска, в Дрозды, где был оборудован лагерь для военнопленных. 

 

Среди всеобщего хаоса и отчаяния, однако, нашлись люди, которые не только не потеряли голову сами, но еще и пытались помочь тем, кому угрожала опасность. Одной из таких людей была минчанка Роза Афроимовна Липская. 

 

Роза родилась в рабочей семье в белорусском местечке Свислочь в 1907 году. Она была одной из тех еврейских женщин, для которых революция стала избавлением – от патриархальной жизни местечка, от религиозных устоев и предначертанной с детства судьбы. В 21 год она вступила в партию, и через несколько лет подающая надежды активистка была направлена на учебу в Коммунистический университет национальных меньшинств Запада в Москве. В Москве Роза познакомилась со своим первым мужем – польским коммунистом Яковом Мееровичем Шленским. 

 

Вскоре после свадьбы пара переехала в Минск, где Яков устроился на работу корреспондентом в газету «Трибуна радецка», выходившую на польском языке. Роза занялась партийной работой. А в страшном 1938–м Шленского, тогда уже не корреспондента, а рабочего обувной фабрики, приговорили к 10 годам заключения в лагерях за шпионаж в пользу Польше. Его жена и новорожденный сын Феликс чудом избежали репрессий. Розе даже удалось продвинуться по партийной линии – к началу войны она уже была заместителем директора и парторгом фабрики стеклянной игрушки «1 Мая». 

 

Когда началась война, Липской никто не давал никаких партийных заданий. Однако она тут же включилась в борьбу с фашистами – на свой страх и риск. После оккупации Минска Роза и три ее подруги – Слава Гебелева, Рахиль Кублина и Циля Ботвинник – решили помочь советским военнопленным. С котомками в руках они отправились в лагерь, где держали красноармейцев: несли одежду и еду. Пока беременная Циля Ботвинник отвлекала охранников Дроздовского лагеря, Липская, Гебелева и Кублина высматривали столпившихся за колючей проволокой офицеров, комиссаров и евреев – им угрожала наибольшая опасность – и передавали им продукты и гражданскую одежду. Переодевшись, красноармейцы могли незаметно «просочиться» в расположенный рядом фильтрационный лагерь для гражданских, куда немцы согнали для проверки всех местных мужчин от 15 до 45 лет. А уже оттуда можно было уйти в лес и за линию фронта. 

 

Женщины недолго помогали красноармейцам. Вскоре поддержка понадобилась им самим. 19 июля 1941 года всем евреям Минска было приказано перебраться на юго-запад города, в новое еврейское гетто. Это была большая территория, включавшая около 40 улиц и переулков, которую немцы обнесли колючей проволокой. Минское гетто построили спешно и без свойственной немцам основательности – нацисты не собирались затягивать с ликвидацией всех его обитателей. Гетто в Минске стало первым, где фашисты сразу же перешли к практике массовых убийств. 

 

После создания гетто в городе начались облавы. Любого мужчину могли остановить среди бела дня и разрезать бритвой брюки – докажи, что не еврей. В самом гетто людей ловили и отправляли в душегубки. В одной из таких облав Роза Липская чуть не погибла. Розу и ее сына Феликса задержали на улице и втолкнули в душегубку. Но фашисты ушли, и оказавшиеся внутри мужчины, улучив момент, сильно ударили в дверь, свалив стоявшего за ней часового, и всем, кто был в душегубке, удалось уйти. Но так повезло немногим. До войны почти треть населения Минска, около 66 тыс. человек, были евреями. К осени 1941 года к ним добавились еще 40 тыс. евреев из Германии и других стран Европы. Из почти 100 тыс. человек до конца войны дожили менее пяти тысяч. 

 

Обитатели Минского гетто пытались бороться. В первые же месяцы в гетто появились подпольные партийные группы, и Роза Липская одной из первых стала участницей сопротивления. Главной целью подполья было установление связи с партизанами в лесах под Минском: подполье надеялось переправлять к ним евреев из гетто. Но были и повседневные, насущные задачи: найти лекарства, раздобыть оружие (к партизанам без оружия не брали), узнать о готовящихся погромах и предупредить людей. В гетто были организованы 22 подпольные партийные группы. В каждую группу, так называемую «десятку», входило около десяти человек – всего в подполье действовало около 300 евреев. Во главе организации встали польский коммунист Гирш Смоляр, минчане Михаил Гебелев и Мотя Пруслин.

 

Членами подполья были почти все сотрудники организованного гитлеровцами юденрата – начальник еврейской полиции, заведующий биржей труда, секретари, начальники хозяйственного отдела. Благодаря их работе участникам сопротивления удавалось установить контакты с «русской» частью города и партизанскими отрядами в лесах.

 

Роза Липская стала членом третьей «десятки», а когда нацисты убили ее командира, – заняла его место. 

Роза Липская

1901 - 1980

Группа Розы занималась несколькими важными для гетто вещами. Во-первых, ее сотрудники добывали и доставляли в гетто медикаменты. Медикаменты покупали в аптеках в «русских» районах города, воровали у немцев. Некоторые врачи, работавшие в городских больницах, также помогали Розе – они писали в документах завышенное количество больных, и излишки таблеток отдавали подпольщикам; подписывали липовые справки, необходимые для освобождения подпольщиков от принудительных работ; или, и это было очень сложно и опасно, прятали в больницах людей, которых разыскивало гестапо. 

 

Второй обязанностью группы Розы Липской был сбор оружия. Заведующий биржей труда и ответственный за назначения евреев на работы за пределами гетто Гирш Рудицер был членом подполья: благодаря ему «десятка» Розы была направлена на работу в оружейную мастерскую. Вынести оттуда оружие было нельзя – рабочих обыскивали, но Роза придумала, как обхитрить охранников. Она и ее товарищи сделали в ведрах для супа фальшивое дно и под ним прятали украденные затворы и магазинные коробки к винтовкам. Мелкие части подпольщики выносили из мастерской в голенищах резиновых сапог. 

 

В минском подполье было много женщин и детей. Их нацисты опасались гораздо меньше, поэтому им удавалось выполнять самые рискованные задания. Рая Машклейсес, которая работала в паспортном столе гетто, доставала для Розы чистые бланки паспортов, которые оформляли на нужных людей. Хася Пруслина приносила из города сводки Совинформбюро, которые Роза потом распространяла в минском гетто. Дети гетто были проводниками. Они сопровождали евреев, уходивших с медикаментами и оружием, в лес к партизанам. 

 

К лету 1942 года Розе Афроимовне и ее подругам пришлось брать руководство подпольем в свои руки: в мае 1942 года был казнен один из руководителей минского подполья – инженер Исай Казинец, в июле 1942-го – арестован и убит Михаил Гебелев, ушел в партизаны командир 1-й «десятки» Гирш Смоляр, погибли секретарь 3-й «десятки» Матвей Пруслин и командир 6-й «десятки» Залман Окунь… Женщинам удалось продержаться еще около года... 

 

В начале 1943 года стало понятно, что немцы готовятся к окончательному решению еврейского вопроса в рамках Минского гетто. Рабочих перестали отпускать на ночевку домой, рабочие колонны уходили и больше никогда не возвращались назад, людей обыскивали на улицах по несколько раз в день. Положение ухудшилось после того, как в Минск прибыл гауптшарфюрер гестапо Адольф Рюбе (Риббе). В апреле-мае 1943-го Рюбе организовал уничтожение обитателей дома инвалидов и детского дома, разгромил «немецкую» и «русскую» больницы гетто. 

 

Летом связная бывшего командира 1-й «десятки» Смоляра, ушедшего к партизанам на год раньше, передала группе Липской приказ – забрать оружие и медикаменты и уходить в лес в расположение партизанского отряда имени Кутузова. 24 подпольщика из группы Липской покинули Минск в июле 1943-го. А уже в октябре 1943-го гетто было полностью ликвидировано, а те, кто еще в нем оставались, – убиты или отправлены в лагеря смерти. 

 

Соратники Розы Липской, она сама и ее сын Феликс попали в еврейский семейный партизанский отряд номер 106. Этим отрядом руководил Шоломо Зорин, бывший узник Минского гетто, и в этот партизанский отряд, в отличие от многих других, принимали детей и женщин. Зоринцы базировались в Налибокской пуще, в районе Барановичей и Новогрудки. Они снабжали другие боевые отряды Налибокской пущи квалифицированными специалистами: оружейными мастерами, печатниками для подпольных типографий, портными, сапожниками, пекарями, врачами и медсестрами. Роза работала в отряде Зорина медсестрой. В июле 1944 года 106-й отряд соединился с наступающими частями Красной Армии, и Роза Липская с сыном смогли вернуться в Минск. 

 

После Победы Роза вышла замуж за своего соратника по подпольной и партизанской борьбе Арона Герцелевича Фитерсона, овдовевшего во время войны, и вернулась на завод «1 Мая». После войны она часто вспоминала и рассказывала людям про героев Минского гетто, погибших от рук карателей. Роза Афроимовна дожила до 73 лет и умерла в Минске в 1980 году. Ее сын Феликс стал известным белорусским хирургом. Он – автор публикаций по истории Минского гетто и еврейского партизанского движения в Белоруссии, президент (теперь уже почетный президент) Белорусской ассоциации евреев – бывших узников гетто и нацистских концлагерей.

  • Facebook

 

©jewishheroes.live   Все права защищены.

Использование  материалов разрешается

при условии ссылки на jewishheroes.live