Хаим Хургин

1855 - 1938

Он жил на самой дорогой улице Минска и при этом каждое утро начинал свой день с обхода школ, чтобы узнать, как поживают его маленькие протеже — бедные еврейские дети, которым он собирал деньги на обучение и проживание. Он боролся за права белорусских евреев. А после начал выкупать земли в Подмандатной Палестине, чтобы помочь евреям обрести свой дом. 

 

Хаим Хургин родился в ультраортодоксальной семье еврейского купца в Минске. Но с юных лет он шёл наперекор принятым правилам своей общины. После иешивы (высшего религиозного учебного заведения) Хаим решил, что хочет не только знать религию, но и получить профессию. Поэтому он поступил в университет учиться на зубного врача. 

 

В университете Хургин, как и многие студенты того времени, увлекся революционными идеями. Ему были близки тезисы, что бедные имеют те же права, что и богатые. Поэтому он присоединился к движению “Народная воля” (ее активисты пытались убить царя, пытаясь добиться демократических реформ). Хаим занимался подпольной работой:  в качестве связного возил письма в Женеву, Лондон и ответы от идеологов назад в Россию. В партийной среде его прозвали “Сердитый Хаим”.  После убийства Александра Второго начались аресты и казни активистов “Народной воли”. В это же время Хаима Хургина поймали с письмом  от эмигранта Льва Гартмана (одного из участников покушения на царя, скрывавшегося во Франции). И Хургин попал в тюрьму.

 

В тюрьме он познакомился со своей будущей женой. И она развернула его революционную деятельность совсем в другую сторону. Эстер была, наверное, самой необычной еврейской девушкой Минска. Как и Хургин, она ломала устои ортодоксального мира. Эстер, дочь раввина, отстаивала права еврейских женщин на учебу, работу и равноправие. Она жила отдельно от родителей и сама себя обеспечивала, работая в магазине. Это было неслыханно для еврейской общины того времени. Мало того, она развелась с первым мужем, потому что семейная жизнь мешала ее общественной работе. Эстер организовала приют для еврейских девушек, которые выбирали светский образ жизни и шли учиться. Хаим и Эстер поженились прямо в тюрьме, а шаферами на свадьбе были тюремные надзиратели.

 

Хургина из тюрьмы отпустили домой под надзор полиции. И он тут же развернул новую деятельность. В 1883 году Хургин организовал в Минске первые в Российской Империи еврейские рабочие кружки. Они делились на три типа: кружки грамотности, естествознания и социалистические. В кружках грамотности евреев обучали русскому языку, потому что пропаганда велась, в основном, на русском языке. В этот кружок принимали почти всех. А вот в социалистический кружок — он был подпольным — принимали только тех, кто вызывал доверие и окончил кружки грамотности и естествознания. Выпускники “подпольного” кружка устраивались на работу на заводы и фабрики, и занимались просвещением: обучали работников, как отстаивать свои права с помощью забастовок. 

 

Хаим Хургин все больше уходил в общественную работу. Его избрали одним из руководителей ипотечного банка в Минске. И Хургин начал помогать еврейским семьям получать кредиты на выгодных условиях для развития собственного дела. В то же время Хаим Хургин увлёкся сионистскими идеями. И после Первого сионистского конгресса, в 1897 году он стал представителем конгресса в Минске. Он занимался просветительской работой и готовил реальную почву для переезда своих земляков в Подмандатную Палестину.  Хургин активно помогал еврейской молодежи получить сельскохозяйственное образование и обучиться ремеслам. Чтобы после применить эти знания на Святой земле. Хургин особенно поддерживал детей из бедных семей, собирая деньги на их учебу и проживание в общежитии. 

 

Как главный сионист Минска, Хургин отвечал за сборы шекелей — так называли членские взносы сионистского движения (по названию древней еврейской монеты). Каждый участник должен быть платить не менее одного шекеля в год, что приравнивалось в то время к одной немецкой марке или 40 российским копейкам.  Также Хургин занимался распространением акций Еврейского колониального банка (первого сионистского банка). Кстати, 75 % первых акций банка купили именно евреи Российской Империи. За эти деньги покупалась земля в Подмандатной Палестине для будущих сионистских поселений. 

 

Хургин несколько раз посетил ежегодный Сионистский конгресс. А в 1912 году лично поехал в Палестину, чтобы вживую увидеть Святую землю и плоды борьбы сионистского движения. 

 

После Октябрьской революции 1917 года для минских евреев настали непростые времена. Большевики захватили власть и начали кампанию по уравниловке, забирая у зажиточных слоев населения имущество. Поэтому, когда в 1919 году польские войска отбили Минск, Хургин, как представитель всех еврейских общин Минска, поблагодарил Пилсудского (главу Польского государства) за освобождение города от большевиков. Это был неплохой тактический ход, чтобы защитить евреев города от разграбления поляками. Но это стало и причиной того, что Хургину вскоре пришлось покинуть Минск навсегда. В 1920 году Хаим Хургин поехал на Сионистскую конференцию в Лондон. А в это время большевики вновь захватили Минск. Возвращаться домой Хургину было никак нельзя. Он прекрасно понимал, что большевики ни за что не забудут, как он приветствовал Пилсудского.

 

Значит, пришло время переезжать в Палестину. Хаим и Эстер Хургины отправились в путь. Но, к сожалению, в Эрец-Исраэль Хаим Хургин приехал один. Его жена Эстер умерла в дороге. 

 

В Подмандатной Палестине Хаим Хургин продолжал делать всё, чтобы евреи уже на новой земле могли жить, работать и учиться. Хургин был опытным банкиром, поэтому основной его работой было управление банком “Купат Ам”. Но Хургин не оставлял и общественную работу. Он один из тех, кому обязана своим созданием гимназия “Герцлия”. Это была первая в мире школа с преподаванием на иврите. После она стала “кузницей” элиты будущего еврейского государства. А когда в еврейских поселениях началась вспышка туберкулеза, Хаим Хургин занялся сбором денег для лечения и профилактики болезни. Хургин, не смотря на свой уже преклонный возраст, был очень активным гражданином. В 1928 году он попытался избраться мэром Тель-Авива.

 

Мэром Тель-Авива Хаим Хургин не стал, зато стал “великим сионистом”. Свою жизнь он посвятил двум большим целям — учил евреев бороться за свои права и помогал бедным еврейским детям получить образование и профессию. Хаим Хургин прожил долгую жизнь. Он умер в возрасте 83 лет. И завещал 7500 тысяч палестинских фунтов на благотворительность.  Это почти 400 тысяч современных фунтов стерлингов (палестинский фунт тогда приравнивался к фунту стерлингов). Но и это еще не всё. Хаим Хургин попросил продать свой дом в Тель-Авиве и вырученные деньги направить на помощь еврейскому народу. 

  • Facebook

 

©jewishheroes.live   Все права защищены.

Использование  материалов разрешается

при условии ссылки на jewishheroes.live