Маркел Шабаев

1907 - 1978

В Нальчике во время Второй мировой войны случилось настоящее пуримское чудо. Один человек с помощью переодеваний, песен и плясок смог спасти от смерти несколько тысяч джухури – евреев Кавказа. Этого человека звали Маркел Шабаев, и был он самым известным в Нальчике портным.

 

В 1907 году в Нальчике у местного портного Авигадула Шабаева и его жены Дарьи Исаевич родился сын Маркел. Семья Шабаевых была одной из самых уважаемых не только в Еврейской колонке (так в народе называли тогдашний район Нальчика, где жили горские евреи), но и во всем городе: Авигадул Шабаев шил лучшие в Нальчике каракулевые шапки – традиционный головной убор местных джигитов.

 

Воспитанием детей в основном занималась мать – Дарья Нахшумовна. Она была родом из Грозного, города, где особенно строго относились к соблюдению еврейских обычаев. Дети получили традиционное еврейское воспитание, хотя, помимо этого, изучали светские науки и искусства. Старшая сестра Маркела стала первой женщиной-геологом на всем Северном Кавказе. Маркел же с детства проявлял потрясающие способности к творчеству: прекрасно рисовал, танцевал, брал уроки игры на скрипке и сочинял стихи на нескольких языках.

 

В 1929 году талантливый молодой человек возглавил агитбригаду. Так назывались творческие объединения молодых людей, выступавших со спектаклями и концертами. Агитбригада Шабаева имела интересную специфику – она состояла из горских евреев и должна была популяризировать еврейское народное творчество. Советское государство активно занималось “культурным строительством” и проводило политику “коренизации” – поощрения малых народов, так что инициатива Шабаева попала в общую “струю”. Внутри бригады действовали три студии: театральная, хореографическая и музыкальная. Песен на татском языке хватало, а вот пьес почти не было – поэтому Маркел сочинил свою собственную под названием “Рабы Багдада” – нечто невероятное по тем временам!

 

Очень скоро молодые евреи стали участниками Кабардино-Балкарских областных, Северо-Кавказских краевых и Всесоюзных олимпиад (так тогда называли смотры художественной самодеятельности) и прославились на весь Кавказ. А в 1934 году у коллектива появился уже профессиональный танцевальный ансамбль “Кабардинка”, который существует до сих пор.

 

Шабаева, скорее всего, ждало большое театральное будущее, но в 1935 году скончался его отец Авигадул, и забота о большой семье легла на плечи молодого человека. Пришлось оставить надежды на дальнейшую учебу и занятия творчеством. Как старший мужчина в большой горской семье, Шабаев был вынужден вернуться к семейному ремеслу – пошиву “кабардинок”.

Другой бы на его месте загрустил, а Маркел стал с энтузиазмом осваивать новое для него дело. Помимо папах, он быстро овладел искусством кройки и шитья мужских костюмов. Местным начальникам на работе давали отрезы тканей – и они несли их молодому портному: модные костюмы, как у больших начальников в столице, умел в Нальчике шить только он.

 

С началом Великой отечественной войны Маркела Шабаева, как и большинство местных мужчин, призвали в Красную Армию. Летом 1942 года, находясь в районе Сталинграда, красноармеец Шабаев получил приказ раздобыть для подразделения брезент. Часть испытывала трудности с необходимыми материалами, и Шабаев вспомнил, что в Моздоке была брезентовая фабрика. Доложив об этом командиру, он получил в свое распоряжение грузовой автомобиль и бумагу для моздокского военкомата. Путь в Моздок лежал через город Прохладный, который находился всего в 60 километрах от Нальчика. Шабаев, сделав небольшой крюк, заночевал дома. Утром дорогу в Прохладный неожиданно закрыли – немцы перешли в наступление. Пришлось Маркелу остаться в прифронтовом Нальчике вместе с семьей.

 

В конце октября 1942 года в город вошли немецкие и румынские части. Над евреями Нальчика нависла смертельная угроза, но они пребывали в неведении. Опасность положения понимал только Маркел Шабаев. Побывав в армии, он был прекрасно осведомлен о том, какая участь ожидала его народ – через линию фронта просачивались сведения о зверствах гитлеровцев по отношению к евреям. Ему самому угрожала еще большая опасность: пленных красноармейцев еврейской национальности даже не отправляли в лагеря, а убивали на месте.

 

Вместе с фашистскими войсками в город вошли части СС и СД, занимавшиеся окончательным решением еврейского вопроса. По приказу командира айнзатцгруппы D группенфюрера Вальтера Биркампа всем евреям было предписано зарегистрироваться и носить опознавательный знак – желтую Звезду Давида. Горские евреи саботировали этот приказ – неслыханное унижение для кавказца носить какие-то метки!

 

Но фашисты, прекрасно осведомленные о наличии в Нальчике коренного еврейского населения, решили добиться своих целей другим путем: в середине ноября 1942 года оккупанты приказали всем без исключения евреям (и горским тоже) собраться на следующий день рано утром у здания комендатуры. Повод был выбран самый незначительный – будущие жертвы не должны были заподозрить о том, что им грозит.

 

В это время в доме у Шабаева находился на постое немецкий офицер. Он по секрету сообщил хозяину о планах эсэсовцев и о том, что на Шабаевых получен донос – одна из соседок сообщила фашистам о том, что они евреи. “Будь начеку, Маркел!” – немец неплохо говорил по-русски.

 

Маркел Шабаев с родственниками за ночь обошли почти всех жителей Колонки, предупреждая об опасности и упрашивая саботировать этот приказ. Утром у здания комендатуры собралось несколько десятков семей еврейских беженцев и три семьи горских евреев, решивших все же явиться на сборный пункт. Все они были расстреляны.

 

Смерть небольшого числа евреев не удовлетворила эсэсовцев. С непривычки разобраться, кто кабардинец, кто тат, кто балкарец или горский еврей, оккупантам было сложно, но они были убеждены, что со временем смогут выявить и уничтожить все еврейское население Нальчика.

 

Нужно было действовать быстро и решительно. Шабаев обратился за поддержкой к братьям-кавказцам. В Нальчике оккупантами было создано “Представительство интересов Кабардино-Балкарии” под руководством бывшего советского адвоката из знатного рода Салима Тагировича Шадова – фашисты надеялись таким образом завоевать симпатии местного населения. Шадов был знаком Шабаеву по театральным временам.

 

Придя в Представительство во главе делегации горских старейшин, Шабаев сообщил Шадову о планах фашистов. Салим Шадов срочно связался с командующим группой войск “А” на Кавказе генерал-фельдмаршалом Эвальдом фон Клейстом, который подтвердил, что СС и СД готовятся к уничтожению горских евреев в Нальчике и окрестных населенных пунктах. Операцией должен был заниматься оберштурмбаннфюрер СС Алоис Пештерер: в конце декабря 1942 года он обратился к коменданту Нальчика, командиру собранного из местного населения батальона “Бергман” – Теодору Оберлендеру – с просьбой выделить роту солдат для помощи в расстреле 2000 горских евреев.

Шадов придумал вот что: по его настоянию в Нальчик в качестве эксперта-этнографа был отправлен русский немец, Николай Поппе, ученый и этнограф. Его помощником был назначен специалист по Кавказу профессор Дитерс из Боннского университета. Ознакомившись с материалами, Поппе составил меморандум о том, что, несмотря на иудаизм, горские евреи по своему происхождению не евреи, а таты – иранцы, принявшие еврейскую религию, близкие родственники татов-мусульман. Обычные горцы – каких народов только нет на Северном Кавказе!

 

Оберлендер, не заинтересованный в порче отношений с местным населением, отнесся к меморандуму положительно, предложив эсэсовцам не спешить с экзекуциями, а для начала совершить инспекционную поездку в Еврейскую колонку.

 

Принять эсэсовцев в своем доме и познакомить их с местным населением должен был Маркел Шабаев.

 

Ни к одному спектаклю он не готовился так основательно, как к этому визиту, от которого зависела жизнь его самого, его семьи, всех родственников и друзей!

За несколько дней его стараниями Еврейская колонка превратилась в образцово-показательный музей этнографии Северного Кавказа. Из домов вынесли всю европейскую мебель. Свитки Торы спрятали на кладбище. Евреев обрядили в кабардинские национальные костюмы. Старики в кабардинских папахах, сшитых Маркелом, выглядели настоящими аксакалами. Как тут не вспомнить Пурим – еврейский праздник с переодеваниями!

 

“Дорогих гостей” принимали с кавказским гостеприимством. Вино текло рекой, стол ломился от национальных яств. Ансамбль песни и пляски под руководством хозяина исполнял кавказские танцы. После ужина подвыпивших гостей повели на экскурсию по еврейским домам, где не осталось ничего еврейского, кроме самих евреев.

 

Оберфюрер СС Вальтер Биркамп и оберштурмбаннфюрер СС Алоис Пештерер были в восторге и вынесли общий вердикт: жители Колонки – таты, они просто не могут быть евреями! Пештерер даже проявил некоторую снисходительность: "Нас не интересует их забавная религия. Если они хотят быть иудеями по религии, нам все равно. Расовые евреи – вот против кого мы выступаем".

 

На следующий день, 26 декабря 1942 года, рейхминистр оккупированных восточных территорий и один из главных палачей еврейского народа Альфред Розенберг получил отчет от Биркампа. Горских евреев решили не трогать. Более того, Маркелу Шабаеву, настоящему арийцу и другу Германии, было доверено создание “Национального совета татов” и дано ответственное задание: собрать в Колонке постельные принадлежности, теплые вещи, кухонную утварь для нужд оккупационных войск. Еврейская колонка вздохнула с облегчением…

 

Шла война. Жизнь в Нальчике оставалась сложной. Немцы требовали хлеба и зрелищ – приходилось им всячески угождать. Их союзники – румыны – бродили по улицам и забирали у жителей все, что попадалось под руку. Шабаев не терял присутствия духа и чувства юмора: однажды, взяв у какого-то важного немецкого начальника на подшив шинель, он повесил ее в сени – румынские мародеры, открыв двери и увидев внушавшего ужас орла, испуганно пятились на улицу.

 

Нальчик был занят советскими войсками 4 января 1943 года. После освобождения города Шабаевым занялся “Смерш” – его арестовали за связи с оккупантами. Но быстро освободили – помогло письмо горских евреев на имя то ли Сталина, то ли Молотова. Особая инспекция Министерства внутренних дел республики в 1955 году пришла к окончательному выводу о невиновности знаменитого “горца”.

 

До конца своих дней в 1978 году Шабаев был уважаемым членом горской общины. Он не только шил одежду всему городу, но и рисовал карикатуры, которые посылал в журнал “Крокодил”. Не расставался и с музыкой и танцами. Ни одна свадьба не проходила без Шабаева, который, как правило, возвращался домой голодным – так веселил гостей, что не было времени на угощения.

 

Празднуя Пурим, горские евреи Нальчика вспоминают не только царицу Эстер, но и Маркела Шабаева, который спас их народ в 1942 году.

  • Facebook

 

©jewishheroes.live   Все права защищены.

Использование  материалов разрешается

при условии ссылки на jewishheroes.live